Критическому импорту не до валюты

Из-за бездействия правительства топливные компании, импортирующие топливо в Украину, начали работать по сложной процедуре покупки валюты и фактически лишились возможности осуществлять авансовые проплаты. В пятницу НБУ признал, что не может сам решить эту проблему. Участники рынка считают, что по мере роста спроса на топливо эта проблема будет усугубляться, что чревато возникновением весной дефицита топлива на рынке.

Слово за премьером

Нацбанк признал, что не может самостоятельно решить проблему импортеров топлива, которым запрещено покупать на межбанке иностранную валюту для осуществления предоплаты. Такое право компании, которые ввозят в Украину товары «критического импорта», потеряли еще 1 января 2016 года. «Мы заранее направили письмо в Министерство экономического развития и торговли, это было еще в декабре 2015-го, когда поняли, что больше не будет с начала года критического импорта. К сожалению, НБУ не может назвать что-то критическим, а что-то некритичным. И мы предложили МЭРТ подтвердить то же письмо, которым мы руководствовались при определении критического импорта», – заявила в пятницу глава НБУ Валерия Гонтарева.

Однако решить проблему даже за месяц не удалось. «К сожалению, МЭРТ нам ответило, что они не будут этим заниматься. После этого мы послали письмо премьер-министру, и он дал распоряжение подписать это «критическое письмо». Мы знаем, что такое критический импорт, мы знаем даже, что в него входит, но, к сожалению, это не полномочия НБУ. Если бы это было в наших силах, мы бы сделали это еще 1 января, потому что нам это тоже понятно», – пояснила глава НБУ.

Критические проблемы

НБУ постановлением № 124 усложнил авансовую оплату импорта на сумму больше $50 тыс. – такие операции могут осуществляться только с помощью аккредитива. Ограничения не касались ввоза «жизненно необходимых товаров». Согласно закону № 73-VIII, это нефть, газ, топливо для АЭС, электроэнергия, уголь, бензин, мазут, дизтопливо, медпрепараты для онкобольных и лекарства, освобожденные от НДС, часть товарных групп, ввозимых без пошлин. Этот закон вводил на 2015 год дополнительный импортный сбор в размере 5% и 10% на товары, ввозимые в Украину. Но сбор не взимался с жизненно необходимых товаров. Впрочем, с 1 января 2016-го закон утратил силу.

Поэтому в начале года топливные компании столкнулись с невозможностью купить валюту для авансовых расчетов. «Верховная Рада отменила закон о 5-процентном импортном сборе. Но в этом законе была ссылка на критичный импорт, в том числе импорт природного газа. Много компаний обращаются к нам и просят, чтобы НБУ изменил постановления № 581 и 124, и у них был приоритет по их заявкам на закупку газа», – переживает замглавы комитета парламента по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Ольга Белькова.

Проблема импортеров топлива заключалась также в том, что, по требованиям НБУ, аккредитив должен быть только от высококлассных банков. «Это требование практически исключает схемные операции и махинации с топливом. Зная состояние топливного рынка Украины, понятно, что многим трейдерам придется уйти с рынка, поскольку закрывается канал фиктивного и полулегального импорта, – говорит старший аналитик ИК Empire State Capital Partners Тантели Ратувухери. – Конечно, ограничение закона может несколько осложнять жизнь импортерам. Но если речь действительно идет о долгосрочных контрактах, и соответственно, о добросовестных деловых партнерах, то помимо авансовых платежей, или условий «бери или плати», добровольные партнеры прибегают и к другим формам расчета. Например, к товарному кредиту, с возможностью отложенных платежей, или оплаты частями. В условиях усиления конкуренции на рынках нефтепродуктов в мире, думаю, что поставщики могут быть более гибкими и идти навстречу покупателям».

Будет сложнее

Весной эта проблема может стать еще более критичной. «С начала года операторы столкнулись с нехваткой валюты из-за отказа Нацбанка ее продавать для предоплат по импортным контрактам поставщикам топлива. Отчасти спасает то, что январь – месяц минимального сезонного потребления, поэтому объемы невелики. Определенный дискомфорт у крупных поставщиков есть, – говорит директор ООО «Консалтинговая группа А-95» Сергей Куюн. – Но не исключено, что в марте, по мере возрастания потребностей в топливе, эта проблема снова заявит о себе. Намного больше беспокоит сам по себе валютный курс, напрямую бьющий по ценам на нефтепродукты, которые на 85% состоят из валютных составляющих – закупочной стоимости и налогов, установленных в евро».

Банки должны уделять больше внимания сделкам импортеров, что тоже не нравится предприятиям. «Вопрос также, судя по всему, связан с тем, что теперь, в соответствии с требованиями финансового мониторинга, банки обязаны удостоверяться в добросовестности, прозрачности, некриминальном характере транзакций покупки топлива. А это, в силу бюрократических процедур, занимает много времени. Посевной кампании этот вопрос касается меньше, поскольку сельхозпредприятия прежде всего используют топливо местного производства», – отмечает Тантели Ратувухери.

Губарь Елена