Лидер партии «За Життя» Мураев публично призвал истребить всех патриотов Украины: “Готов вбить им гвозди в спину”

Маски сорваны — украинский политический истеблишмент перешел в активную фазу войны за голоса избирателей в преддверии старта президентской кампании. Из грязного белья без стеснения вытаскивают самые неприглядные экземпляры, надеясь сорвать куш и “жирное” место у власти.

Старательно улыбающийся с экранов телевизоров харьковский
экономист-отличник Евгений Мураев достал из карманов тяжелую артиллерию: на
пятом году войны он открыто призвал объявить
в Украине войну патриотам, передает “Диалог.UA”. Депутат, который ходит
в Раду и голосует за законы нашей страны, жаждет крови украинцев.

На его странице в соцсети появился шокирующий пост о
необходимости “этнических чисток” в стране. Мураев решился написать сообщение
после смерти друга Украины Джона Маккейна, но сорвался на грязные обвинения
не только США, но и всех, кто, не жалея жизни, пытается усмирить агрессора и
бежать от теней совкового прошлого.

По мнению народного избранника, “западноукраинские
националисты” ничем не лучше ИГИЛ. При этом он стыдливо умолчал, что “помощь
братьев” из РФ еще большими националистами сделала жителей оккупированного
Донбасса и его родной Слобожанщины. После того как Владимир Путин решил
защитить права русскоговорящих в Донбассе, миллионы людей выехали в Украину и забыли
язык, на котором говорил большую часть жизни. Они борются за возвращение своего
дома под контроль Киева и каждый день приближают победу как могут.

“Хотя при этом табличку с его портретом стоило бы прибить
сотыми гвоздями к спине каждого “патриота”, скорбящего о тяжелой утрате”, —
заявил Мураев.

После выхода из скандального «Оппозицонного блока» Мураев и
его соратник Рабинович вошли в парию «За життя», которая поборется за право
попасть в следующий состав Рады.

К слову, родственник то ли Азарова, то ли Добкина – в биографии
нардепа Мураева этот факт старательно скрыт – долгое время публично унижал Олега Сенцова. Однако, испугавшись народного гнева, он все же решил отречься от
своих слов, заявив, что его неправильно поняли.