Українську державу є за що не любити, але це не причина не дорожити нею

Двадцяте століття досить безжально продемонструвало, як виглядає доля народів, які свою державу не втримали

Мовою оригіналу

Мы привыкли к тому, что просоветский человек думает желудком. И сравнивает реальность с собственной ностальгией об СССР. Память услужливо подсовывает ему воспоминания о молодости, дешевых продуктах, «порядке» и «безопасности». Эта же память заботливо вычеркивает весь негатив – и потому просоветский человек не помнит об очередях и унижениях, запретах и ограничениях, железном занавесе и тотальном контроле. Он сравнивает Украину со своими представлениями о «норме» и приходит к выводу, что Украина ему не нужна.

Вместо нее он готов предпочесть Россию. Которая кажется ему богаче и изобильнее. И на алтарь этого мифа о светлом будущем под триколорами он готов бросить свое собственное настоящее. Просоветский человек искренне убежден, что ему сегодня нечего терять. Что любые перемены в его жизни – в этом сценарии – способны быть только к лучшему.

Мы уже привыкли к этим людям. И даже смирились с тем, что рациональными аргументами достучаться до них не выйдет. В конце концов, не всем дано адекватно оценивать окружающую реальность.

Но в том и штука, что этот диагноз касается не только «просоветских».

Потому что в Украине есть немало и тех, кто в качестве образца для подражания выбрал страны по другую сторону границы. Тех, кто сравнивает Украину со Швейцарией и Германией. И когда видит контраст – готов махнуть рукой на собственную страну и заявить в сердцах о том, что «место проклятое».

Они старательно отделяют себя от страны. Скептически хмыкают при слове «налоги». Вспоминают лишь о собственных правах и забывают об обязанностях. Стараются не думать ни о чем, что находится за порогом их входных дверей.

Они любят кивать на европейское качество жизни и западные зарплаты. На выборах голосуют за «рубильник счастья». Считают, что страна им задолжала – и требуют возврата долгов. Брать готовы дешевой коммуналкой, недорогой растаможкой или правом не возвращать банкам кредиты.

Формально, это два разных лагеря. Одни хотят Россию и СССР. Другие – Европу и Запад. Но если копнуть, то окажется, что изначальные стремления у них совпадают. Оба лагеря хотят благополучия и безответственности. Просто первые грезят придуманным советским благоденствием. А другие точно так же верят в беззаботный европейский рай.